|
Статьи

Обзор СМИ

  • В закон о банкротстве внесены уточнения

  • Турецкая Cukurova Group просит дать ей больше времени на возврат долга российской "Альфа-групп"

  • Правительство поддерживает включение задолженности по зарплате в признаки банкротства.

  • "Прикладная химия" распалась на однодневки и офшоры

  • «Фирмам-однодневкам» подрежут крылья

  • Президент подписал "антиотмывочный" закон

РАУД юридическая компания Журнал Арбитражный управляющий

Электронная торговля - российские черты.

Электронная торговля возникла  в России в конце 90х, однако качественный скачок пришелся на 2001 – 2002 года. На сегодняшний день  это один из немногих прогрессивных механизмов мирового финансового рынка, получивший  прямую  государственную поддержку в нашей стране. С 2005 года электронные торги стали обязательным условием для заключения сделок, связанных  с госзаказом. В основе ЭТП лежит принцип оптимизации затрат, стремление сделать современный бизнес легче,  экономичнее и прозрачнее.  Заказчики   проводят виртуальные  торги:  тендеры, аукционы, запросы цен и предложений, а поставщики участвуют в проводимых закупках  и размещают информацию о предлагаемой продукции и услугах.

Различают  четыре вида электронных торговых площадок.

  • В2В (BUSINESS-TO-BUSINESS)  существуют для организации прямых сделок между предприятиями/ юридическими лицами
  • C2C (СONSUMER-TO-СONSUMER)  предполагают частную электронную торговлю, к примеру – виртуальный секонд-хэнд.
  • B2C (BUSINESS-TO-CONSUMER) существуют для электронного дублирования системы розничной торговли по принципу каталога. Так работает большинство интернет- магазинов.
  • B2G (BUSINESS-TO-GOVERNMENT) представляют специфическую  систему электронной торговли между бизнесом и государством, заточенную под  организацию  государственных закупок.

ЭТП предлагают различные механизмы заключения сделок, в настоящий момент основные модели – это онлайновый каталог, аукцион и биржа. Площадкой для электронных торгов в широком смысле может стать любой интернет-ресурс, с помощью которого продавцы  и покупатели заключают сделки. Это значительно упрощает ведение бизнеса: поставщики и потребители  различных товаров и услуг  находятся в одном информационном и торговом пространстве, независимо от географического положения.

ЭТП позволяют значительно экономить рабочее время и средства на организацию и  проведение закупок, обеспечивают прозрачность сделки и честную конкуренцию. Теоретически виртуальные торги доступны для представителей любого бизнеса (что существенно увеличивает предложение), участвовать в них можно из любой точки мира,  а открытость снижает коррупционные риски.

Сейчас  Рунет насчитывает сотни ЭТП практически во всех сферах бизнеса, однако сектор В2В всё ещё  находится в начальной стадии развития. Большинство отечественных виртуальных площадок устроены по типу каталогов товаров и услуг и предполагают завершение сделки офлайн.

Динамичное развитие ЭТП в России осложняет ряд специфических проблем. Большинство из них связаны с низким уровнем технического развития инфраструктуры и отсутствием необходимой правовой базы для ведения электронной торговли. Принятый в 2005 году закон «Об электронной торговле» несколько улучшил ситуацию, однако внятные судебные механизмы разрешения конфликтов и споров отсутствуют до сих пор. Столичные бизнесмены активно пользуются преимуществами интернет площадок, но в регионах всё ещё слабо распространены системы электронных платежей, да и  уровень использования пластиковых  карт довольно низок. Отдельный момент – низкий коэффициент доверия бизнеса к виртуальным сделкам. Угроза взлома средств криптозащиты, сомнительный уровень обеспечения безопасности в Рунете отпугивают крупных игроков рынка В2В. Одним из эффективных способов достижения доверия может быть добровольная или принудительная сертификация ЭТП.К примеру, площадки для размещения госзаказов специально отобраны Минэкономразвития РФ и ФАС РФ и строго ограничены, сейчас их всего пять:ЗАО «Сбербанк-АСТ»; ОАО «Единая электронная торговая площадка»; ГУП «Агентство по государственному заказу Республики Татарстан»; а также площадки ЗАО «Московская межбанковская валютная биржа» и  «РТС».

Другим – и основным -  залогом безопасности  и легитимности виртуальных сделок является электронная подпись. Сейчас на рынке существует более 300 компаний, аккредитованных для присвоения предпринимателям индивидуальных электронных подписей. Условной «подписью»  принято называть индивидуальное сочетание символов, которое  возникает за счет преобразования исходного документа специальным программным обеспечением ЭЦП. Этот код практически невозможно подделать – слишком большой объем вычислений.  Надёжность ЭЦП настолько велика, что законодательство РФ признаёт её равнозначной собственноручной подписи человека  в бумажных документах.

В целом у отечественного рынка ЭТП хорошие перспективы развития. Так федеральные, региональные и муниципальные заказчики официально обязаны проводить открытые аукционы в электронной форме. В таких условиях до завершения аукциона не будет известно, кто участвует в торгах: это обеспечивает конкуренцию и  уменьшает возможность коррупции. Государственная инициатива приносит положительные плоды,  но не обходится и без подводных камней. В Российских реалиях ярче всего это проявилось  в строительной отрасли. Электронные торги функционируют  по принципу восходящего или нисходящего аукциона. В рамках этой системы торги проходят в два этапа: сначала определяется победитель по ценовому предложению, а затем рассматривается информация о строительной компании и ее проекте. И на первом этапе  заказчик не обладает никакой информацией о поставщике и не контактирует с ним. 

Анонимность, которая  является залогом честной и некоррупционной сделки оказалась для заказчиков серьёзной проблемой: фактически, ЭТП вынуждали их покупать кота в мешке. Заказчик не может оценить ни  репутацию фирмы, ни уровень предыдущих строительных объектов, ни качество предлагаемых материалов. Механизм во многих случаях срабатывал так, что опытные и квалифицированные строительные компании оставались за бортом, проигрывая амбициозным «новичкам», заявлявшим неадекватно дешёвую цену проекта в надежде получить заказ. В результате  существенное количество сделок срывалось из-за невозможности подрядчика выполнить обязательства, а важные социальные объекты вроде школ или детских садов оказывались недостроенными. В итоге от обязательных электронных торгов в строительстве пришлось отказаться.