| Источник: тут.
Статьи

Обзор СМИ

  • В закон о банкротстве внесены уточнения

  • Турецкая Cukurova Group просит дать ей больше времени на возврат долга российской "Альфа-групп"

  • Правительство поддерживает включение задолженности по зарплате в признаки банкротства.

  • "Прикладная химия" распалась на однодневки и офшоры

  • «Фирмам-однодневкам» подрежут крылья

  • Президент подписал "антиотмывочный" закон

РАУД юридическая компания Журнал Арбитражный управляющий

Татьяна Погребинская, патентный поверенный РФ .

Татьяна Погребинская – кандидат юридических наук, советник «Юридической фирмы Городисский и Партнёры», патентный поверенный РФ, специалист по  правовой охране товарных знаков. 30 мая она выступила на бизнес – семинаре по защите интеллектуальной собственности с докладом о грядущих  изменениях в Гражданском кодексе.  В связи с вступлением в ВТО в области защиты интеллектуальных прав станут обязательными новые стандарты, появится новый суд. Татьяна поделилась с ПравоПресс ожиданиями  профессионального сообщества от членства во Всемирной Торговой Организации.

 

- Татьяна, к 1 февраля 2013 года в России планируется создать особый Суд по интеллектуальным спорам. Как вы оцениваете это событие? 

Создание Суда по интеллектуальным правам – это важный, мне кажется, эпохальный момент для нашей страны. Этот вопрос поднимался ещё в начале 2000х годов. Россия, надо отдать ей должное, строила своё законодательство изначально по высоким европейским стандартам, и ориентир был, в частности, на немецкое законодательство и наличие в Германии Патентного суда. Считается, что у них одно из лучших законодательств о защите интеллектуальных прав среди стран с континентальной системой права. У немцев  специализированный патентный суд существует уже более полувека, и я считаю совершенно правильным учитывать их опыт в разрешении аналогичных споров.

Потом эта идея была немного забыта, потому что сказали: это коммерческие споры, будем разрешать их в арбитражных судах. 10 лет назад дел было немного и, в общем и целом, арбитражные суды справлялись. Но со временем количество дел, связанных с нарушением интеллектуальных прав (как на объекты промышленной собственности, так и на объекты авторских и смежных прав), значительно увеличилось. Кроме того, в связи со вступлением в ВТО перед Россией встала задача повысить эффективность системы защиты интеллектуальной собственности. Надеемся, что скоро представители стран – членов ВТО смогут сказать:  ну всё, пойдём в Россию, там мы сможем защитить наши права, так как все необходимые правовые инструменты предусмотрены, можем спокойно  начинать торговлю без лишних опасений за свою интеллектуальную собственность. При этом мы думаем, что, несмотря на наличие правовой базы и уже накопившегося опыта  защиты интеллектуальных прав в России, споров в области интеллектуальных прав не станет меньше, а скорее всего их число будет увеличиваться.

-Как изменится структура профессионального сообщества благодаря появлению специального судебного органа?

Трудно прогнозировать что-то конкретное. Я знаю, что сейчас существует тенденция к сотрудничеству и взаимодействию между федеральными органами исполнительной власти, работающих по вопросам правовой охраны и защиты результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации. Кроме того, витает идея создания единой национальной системы защиты интеллектуальной собственности. Поэтому создание Суда по интеллектуальным правам и его функционирование, возможно, станет определенным стимулом для реализации этой идеи, даст шанс оптимизировать работу всех госорганов (Роспатент, Федеральная антимонопольная служба, Федеральная таможенная служба, МВД РФ и др.) и судов, работающих по этим вопросам. В том числе, надеюсь, что будут разрешаться различные проблемы правоприменительной практики. Например, в ходе того, как мы шли в ВТО много говорили о более эффективном взаимодействии с полицией. Это, в частности, было вызвано тем, что судьи отмечают, что представители полиции (ранее милиции) не очень умело закрепляют доказательства о нарушении прав, что осложняет осуществление правосудия, и дело может «развалиться». Эта проблема тянется с незапамятных времён и вызвана она определенной спецификой этих дел. Ещё где-то на рубеже веков я принимала участие в проекте по разработке методических рекомендаций по применению статьи 180 УК РФ (Незаконное использование товарного знака). С инициативой разработки таких рекомендаций в Роспатент обратились представители МВД РФ (Отдел по борьбе с экономическими преступлениями МВД РФ), поскольку на практике возникли проблемы с установлением квалифицирующих признаков этого преступления, и им была необходима помощь специалистов в разъяснении ряда важных для правоприменительной практики вопросов. На мой взгляд, это хороший пример сотрудничества между ведомствами в разрешении проблем в сфере интеллектуальной собственности, в том числе обмена знаниями и повышения мастерства лиц, задействованных в процессе защиты интеллектуальных прав.

Говоря о профессиональном сообществе в области защиты интеллектуальных прав, можно отметить, что потребность в специалистах в этой области будет только расти. При чём, учитывая различные способы защиты нарушенных прав через обращение в судебные и антимонопольные органы, в Палату по патентным спорам Роспатента, в Полицию и в таможенные органы, существует реальная потребность в юристах, специализирующихся по вопросам защиты прав по той или иной категории дел, патентных поверенных и иных специалистах.

А в связи с созданием Суда по интеллектуальным правам в арбитражный процесс вводится новое процессуальное лицо – специалист (лицо, обладающее необходимыми знаниями по соответствующей специальности, осуществляющее консультации по касающимся рассматриваемого дела вопросам). Специалист будет привлекаться к рассмотрению дел в целях получения разъяснений, консультаций и выяснения профессионального мнения лиц, обладающих теоретическими и практическими познаниями по существу разрешаемого арбитражным судом спора.

- Вступление в ВТО – шаг навстречу профессионалам или потребителям?

Я встречаю в СМИ разные высказывания от специалистов по поводу вступления России в ВТО, одни считают, что это плохо и убьёт нашу промышленность, другие -  что хорошо и будет много оригинальных качественных товаров. Но практически все едины в том, что те меры, которые приняты в отношении закрепления правовой основы для защиты интеллектуальных прав – положительные. Эти меры направлены на пресечение контрафакта, по которому наша страна согласно некоторым рейтингам входит даже не в десятку -  в пятёрку рекордсменов!  В целях усиления защиты прав правообладателей были разные удивительные предложения. Например, чтобы даже потребитель отвечал за покупку пиратской продукции – если он  чётко видит, что покупает подделку или «аналог», как у нас любят говорить...  Но, к счастью для потребителей, пошли по следующему пути: ты правообладатель, ты защищай свои права, нечего перекладывать на потребителя то, что он делать не обязан. Наоборот, обычные люди должны иметь гарантии, что ты  - правообладатель – следишь за тем, что на рынок поступает только легальная продукция. Кроме того, существуют правоохранительные органы, в обязанности которых входит выявление и пресечение правонарушений в области интеллектуальной собственности.

Как известно, спасение утопающих - дело рук самих утопающих.  Правообладатель должен предпринимать активные действия  по защите своих прав  и не ждать, пока кто-то придёт и скажет: вот, милый, твои права нарушается, а, давай, мы их защитим! Никто так не делает.

Наши отечественные производители при освоении зарубежных рынков сталкиваются с необходимостью, в частности, регистрировать свои товарные знаки не только в России, но и на территориях других государств. Когда они заинтересовывают иностранных заказчиков своей качественной, оригинальной продукцией, то те, как правило, в первую очередь спрашивают: подтвердите Ваши права на товарный знак? Таким образом, на протяжении уже ряда лет у наших предпринимателей складывается уже определенная модель поведения, связанная с необходимостью получить охрану своих интеллектуальных прав как в России, так и за рубежом.

Существует мнение, что иностранцы очень ревностно защищают свои права. Но бывают и такие случаи, когда таможня задерживает  товар с признаками контрафакта, пытается связаться с правообладателем – иностранцем. Он спрашивает, а что там? А там три пары тапочек  задержали с каким-нибудь персонажем. Как правило, в таких случаях правообладатель игнорирует такую информацию, и товар въезжает в Россию. То есть, сам правообладатель решает, когда и в отношении кого начинать преследование по закону. Конечно, когда контрафакт идёт фурами, и это не в первый раз, то следуют определенная реакция правообладателя. Но я подчеркну, даже иностранный правообладатель, у  которого  интеллектуальная собственность, казалось бы,  - это святое и неприкосновенное - не всегда однозначно решает вопросы, связанные с нарушением его прав.

В прессе порой можно встретить информацию, что некоторые иностранцы на основе своего опыта делают вывод, что защищать в России свои права очень трудно, и связываться с нашей системой судопроизводства не всегда целесообразно.  Утрируя ситуацию, скажу, что некоторые до сих пор считают, что в России кроме медведей, матрёшек и икры ничего нет… И боятся порой даже ввозить товар: думают, что вообще нет никакой системы защиты, а у нас она в принципе есть, и есть разные виды ответственности: и гражданская, и административная, и уголовная. Другое дело, что всем нам всё ещё надо многому учиться, закреплять доказательства своей правоты и знать закон, особенности его толкования и применения в сфере защиты интеллектуальных прав.

 - Систематизация защиты интеллектуальных прав, создание особого суда – это всё односторонние меры «сверху» или отражение того, что общество готово вести себя более ответственно, в частности – отказаться от пиратства?

Я вам не скажу за всё общество, но, если людям объяснить необходимость защиты интеллектуальной собственности, если дать им доходчивые разъяснения по специфике охраны интеллектуальной собственности (это очень важно), они будут стараться корректировать свои действия в соответствии с законодательством, знать какая ответственность может наступить за его нарушение.  Я проповедую идею: нужно изначально, со школы объяснять, что такое авторские права и права в области промышленной собственности, чтобы ребёнок изначально понимал это. У нас очень творческая нация, и людям нужен стимул, понимание: можно не просто песенку сочинить, но и денег на этом заработать (если хорошая песенка и грамотно оформлены права на неё). Сейчас дети уникальные, на самом деле, они, как правило, сразу всё переводят на то «сколько это стоит» и «что мне с этого будет» - это нормальная реакция, экономика такая. Соблюдение законодательства по интеллектуальной собственности необходимо, чтобы выгодно было создавать и реализовывать в России оригинальный и качественный товар.

- Вступление в ВТО и новые правила усложнят жизнь патентным поверенным и юристам?

Проблемы будут, мы без работы не останемся. Даже шутим в профессиональной среде: если Вы не знаете на чём специализироваться, идите в юристы по интеллектуальной собственности. Раньше был огромный спрос на патентных поверенных, а сейчас в связи с ростом правонарушений появилась огромная потребность именно в юристах, представляющих интересы правообладателей в судах. Я советую идти в этом направление тем, кто стоит на распутье. Но это не просто, потому что помимо юридических знаний и адвокатских навыков, знаний законов и процессуального законодательства необходим специфический опыт патентных поверенных. В этой области ведь много оценочных категорий (сходны до степени смешения товарные знаки или не сходны - ПП), вам кажется одно, мне другое – и кто кого переспорит. Чем больше будет участников на рынке с защищённым товаром в соответствии  с законодательством, тем больше будет и новых споров и эпизодов. Суд этот образовывается ведь не зря.  Но как это всё реально пойдёт, даже арбитражные судьи пока не знают. Ждём, когда примут регламент о деятельности суда и  когда определятся с местом его нахождения (скорее всего, он будет в Сколково).

Создание Суда по интеллектуальным правам – это один из существенных шагов России по совершенствованию правоприменения в сфере защиты интеллектуальной собственности в соответствии с требованиями ВТО и стандартами Соглашения ТРИПС. Специалисты, которые участвуют в делах по защите интеллектуальных прав в судах сейчас, будут и в будущем напрямую взаимодействовать с новым судом. Как правило, мы переживаем за каждое решение суда, страдаем, если оно видится нам несправедливым. Бывает ситуации, когда клиент прав, но ему приходится объяснять, что в суде он не выиграет, потому что та или иная норма не очень хорошо работает, пытаемся использовать другие правовые механизмы защиты его прав (например, обратиться в антимонопольный орган). Ещё один из положительных моментов вступления в ВТО -  то, что решения Палаты по патентным спорам и судебные акты по делам, связанным защитой интеллектуальной собственности должны публиковаться. Анализ этой информации позволяет корректировать свою работу и эффективнее, более квалифицированно помогать людям. 

Дарья Сергеева, ПравоПресс (с)