| плитка мозаика для кухни широкий выбор готовых дизайнов
Статьи

Обзор СМИ

  • В закон о банкротстве внесены уточнения

  • Турецкая Cukurova Group просит дать ей больше времени на возврат долга российской "Альфа-групп"

  • Правительство поддерживает включение задолженности по зарплате в признаки банкротства.

  • "Прикладная химия" распалась на однодневки и офшоры

  • «Фирмам-однодневкам» подрежут крылья

  • Президент подписал "антиотмывочный" закон

РАУД юридическая компания Журнал Арбитражный управляющий

Корпоративные скандалы – 2012. Рейтинг ПравоПресс

Ушедший год запомнится громкими, разнообразными и яркими конфликтами на любой вкус.

Парламентские и президентские выборы спровоцировали невиданное оживление общественной жизни и, соответственно, череду серьёзных скандалов и курьёзных противостояний. В основном они разворачивались в медийном поле, но доходило и до площадей, и до суда. 

Политики и общество, как могли, упражнялись в остроумии: президент назвал недовольных избирателей бандерлогами, а Болотная площадь ответила лидеру нации лозунгом «Хватит раскачивать лодку, нашу крысу тошнит!» 

Навальный не покладая рук боролся с коррупцией и "Партией Жуликов и Воров", а Следственный комитет - с Навальным. Pussy Riot - неизвестно с кем (толи с шовинизмом, толи с Путиным), а вся система российского правосудия - с Pussy Riot. 

Законодатели ополчились на педофилов, которым теперь грозит химическая кастрация, а заодно – на геев и лесбиянок (не при детях будет сказано!). Группа инициативных петербуржцев под предводительством адвоката Александра Почуева попыталась вызвать в суд Мадонну. Интернет разразился сотнями карикатур на исчезающий брегет Патриарха, а Предстоятель РПЦ без шуток отсудил 20 млн. рублей у соседа – известного кардиохирурга и священника Украинской православной церкви Юрия Шевченко.

Наконец, под занавес года Госдума приняла реакционный «Закон Димы Яковлева» и запретила американцам усыновлять российских сирот, вызвав шквал ненависти и протеста по обе стороны океана. 

Но на политических и общественных скандалах свет клином не сошелся. В этом году бизнес конфликтовал и мирился в обычном режиме, и мы пристально следили за этим. ПравоПресс составил субъективный список корпоративных скандалистов – 2012. 

• Шереметьево и Аэрофлот

Осенью Шереметьево и Аэрофлот оказались в центре внимания СМИ и блоггеров. Крупнейший авиаперевозчик и его стратегический партнёр начали с громких взаимных обвинений, а закончили – соглашением о вечной дружбе. 

Поводом для "объявления войны" стал ремонт взлётно – посадочной полосы, из-за которого 1 октября десятки самолётов не смогли вовремя вылететь из Москвы. Аэрофлот обвинил в задержке Шереметьево и потребовал отставки руководства аэропорта. 

Конфликт развивался публично: представители авиаперевозчика высказывали свои претензии к наземному партнёру через СМИ и Интернет. В своём твиттере заместитель гендиректора «Аэрофлота» назвал транспотный коллапс «хроникой необъявленной войны». По словам Андрея Калмыкова, Шереметьево начало ремонт части одной из взлётно-посадочных полос без предупреждения. «Но самое прикольное, что их пресс-служба называет этот ремонт плановым! Прям как в русской поговорке про божью росу в глаза», - возмущается топ-менеджер.

В свою очередь гендиректор «Шереметьево» Михаил Василенко разразился гневным постом в живом журнале и обвинил партнёра в двойных стандартах. По словам менеджера, ремонт был плановым и авиаперевозчик об этом знал. Он приводит сканы документов, наглядно аргументируя позицию Шереметьево. Пресс-служба аэропорта также подтверждает: решение о ремонте ВПП было принято по результатам проверки, проведенной ещё 19 июля.

Версию Шереметьево частично подтверждало то, что у других авиакомпаний проблем из-за ремонта полосы не возникло. Загадочную неосведомлённость проявил только «Аэрофлот». 

Противники обменялись ритуальными угрозами и… Заключили новое соглашение! Настолько полюбовное, что привлекли внимание антимонопольного ведомства. 

С 2014 года аэропорт выделит под рейсы "Аэрофлота", его дочерних компаний и партнеров по SkyTeam (в него входят 18 авиакомпаний, в том числе, например, Air France, Alitalia и Delta Airlines) все три терминала комплекса Шереметьево-2. Это значит, остальным партнёрам МАШ придётся спешно перебазироваться в Шереметьево-1 или другие воздушные гавани Москвы.

• Белавиа и Минтранс

Тенденция к  авиавоздушным конфликтам "на бумаге" наметилась ещё весной - с лёгкой руки российских и белорусских чиновников. 26 марта воздушное сообщение между Москвой и Минском оказалось парализовано. Самолёты не поднимались в воздух полдня, потому что авиавласти союзных стран не смогли договориться о количестве полётов.

«Белавиа» не устраивала низкая загрузка самолётов: до половины мест в салоне пустовали и авиаперевозчик терпел убытки. Белорусы хотели сократить рейсы до 4х в день, российский Минтранс настаивал сохранить прежние 5.  

Переговоры ни к чему не привели, и, под угрозой транспортного коллапса, Минску пришлось сдаться. Ситуация оставалась в «подвешенном состоянии» вплоть до октября, пока стороны не подписали «зимнее перемирие» в расписании. Полёты на новый сезон вновь были согласованы исходя из интересов Минтранса, но белорусы нашли способ минимизировать потери: рейсы загрузили транзитными пассажирами. 

• «Разборки» в Лондоне: Березовский vs Абрамович, Черной vs Дерипаска   

Громкими судебные разбирательства и пикантные детали о бизнесе 90х-2000х. В первой половине года российская олигархическая элита развлекала британское общество и прессу.  Высокий суд Лондона рассматривал сразу два дела с участием отечественных миллиардеров: сперва Борис Березовский пытался призвать к ответу бывшего партнёра - Романа Абрамовича -, а затем его примеру последовал Михаил Черной, направив иск против Олега Дерипаски. 

Березовский требовал $5,6 компенсации потерь от невыгодных сделок, якобы навязанных ему Абрамовичем с ведома Владимира Путина в начале 2000-х, в том числе продажи за бесценок доли в «Сибнефти» и «Русале».

Опальный олигарх готовился к процессу несколько лет, тщательно собирал доказательства. Но их оказалось недостаточно: большинство договорённостей по сделкам были устными и суд не смог принять их во внимание. А иск потерпевшей стороны сводился к противопоставлению слов Березовского словам Абрамовича. Последние, в итоге, вызвали больше доверия у английской Фемиды. 

Параллельно в том же суде рассматривался иск Михаила Черного, который надеялся отсудить у бывшего партнёра Олега Дерипаски порядка 1 млрд компенсации за долю в «Русском алюминии». При этом стратегия защиты основывалась на том, что «совместный» бизнес был банальным крышеванием, а Черной – криминальным авторитетом. Перспективы этого процесса во многом зависели от решения по делу Березовского – в британском праве важен прецедент. Поэтому, когда ББ проиграл, Черной подписал с противником мирное соглашение, детали которого держатся в строжайшей тайне. 

Как посчитали эксперты и инвесторы, в выигрыше остались Кремль и существующая бизнес-элита, в проигрыше - имидж страны. Разбираясь в перипетиях новейшей российской истории, Высокий суд Лондона достаточно глубоко вникал в контекст. А британские СМИ внимательно следили за ходом процесса, с удовольствием смакуя такие понятия как «кинуть», «крыша» и «разборки».

• Борьба за власть в СРО Меркурий

Летом в крупнейшей СРО арбитражных управляющих случился идеологический раскол, который привёл к ожесточенной борьбе за власть, которую в СМИ сравнили с рейдерским захватом. Часть членов организации, недовольная политикой прежнего руководства, решила устроить перевыборы председателя совета СРО и свергнуть Артура Трапицына с занимаемой должности. В первую очередь бунтовщиков не устраивало управление компенсационным фондом. 10 июля главой организации стал Вячеслав Дружинин, якобы, за него голосовало 95% участников собрания. 

Трапицын, однако, поставил под сомнение честность выборов. Из 484 членов организации 290 голосовали по доверенностям, которые хранились у сотрудницы аппарата Натальи Василенко. При этом 130 доверенностей были только в копиях и сканах, их подлинность проверить невозможно.

Борясь за власть, Трапицын задним числом расторг договор аренды офиса на Цветном бульваре и парализовал работу СРО. Арбитражные управляющие не смогли попасть в свои кабинеты, доступ ко всей документации по банкротным делам оказался заблокирован. «Даже если на неделю прерывается работа — это катастрофа», — комментировал тогда ситуацию для СМИ замруководителя аппарата «Меркурия» Ян Давыдов. 

Артур Трапицын заявил, что работа СРО переместилась в офис на ул. Тверская-Ямская, туда же приносят с Цветного и корреспонденцию, так что назначение новых управляющих не остановлено. Также он направил иск в суд об оспаривании результатов собрания.

Попытка «дворцового переворота» длилась несколько месяцев, но, в итоге прежний председатель выиграл суд, аннулировал результаты голосования и сохранил своё кресло. В контексте конфликта в интернете начались бурные обсуждения коррупции, нечистоплотности и прочих внутренних проблем системы СРО. 

• ВАС и медиаторы

Государство в лице Высшего арбитражного суда активно спорило с сообществом коммерческих медиаторов. В основном противостояние разворачивалось в дискуссионных залах профессиональных конференций и на страницах СМИ. 

Спор завязался вокруг вектора развития досудебного примирительства. ВАС активно продвигает белорусскую модель государственных «посредников» при судах, бизнесмены настаивают: западный путь частной медиации эффективнее. Разница принципиальная: и в цене, и в качестве.

Ведомство Антона Иванова сформулировало свою позицию так: «элитная» и дорогая коммерческая медиация не востребована, продвигать нужно «бюджетный» вариант. А по мнению некоторых частных медиаторов то, что ВАС собирается организовывать при судах, - дискредитирует профессию. Примирители жаловались на отсутствие информационной поддержки, ВАС наотрез отказывался анонсировать коммерческих посредников. "Избавьте меня от того, чтобы мы рекламировали частных медиаторов! Никаких списков. Вот уж дудки!», - категорично заявлял весной председатель Верховного Арбитражного Суда. 

Тем не менее, в конце лета ВАС сменил гнев на милость и согласился вывесить на своём официальном сайте список надёжных медиаторов. Вероятно, судьи всё же пришли к выводу, что пока ничто не мешает развитию обоих направлений. А любое публичное упоминание - дополнительная реклама понятию, которое некоторые до сих пор путают с медитацией.

Дарья Сергеева, ПравоПресс (с)